Художник

приходи в гости говори разговоры

РАБЫ поднимайтесь 4д5


АЛЬБОМ ДЛЯ СВОБОДНОГО СКАЧИВАНИЯ:
http://imageban.ru/album/15930

ПАПКА:
auau.tv
https://cloud.mail.ru/public/Fpct/uYiGJrvTT
ВНУТРИ ПАПКИ
ФИЛЬМЫ…
ДАЛЬНОБОЙрастётДВОР4д5.zip 188
РАБЫподнитайтесь4д5.zip 190

367 комментариев

  1. Аноним

    Версия которая стоит вашего внимания…
    Почему Турция сбила российский бомбардировщик?

    Автору спасибо…

    Нравится

  2. ВАСИЛИЙ

    Нравится

  3. Аноним

    Гутен морг ен с голубым небом😇

    Нравится

  4. ВАСИЛИЙ

    УЧИТЕСЬ ЛУЧШЕ КНИЖКИ ЧИТАТЬ… ПАТРИОТАМИ ВАС И ТАК СДЕЛАЮТ — ИМ ЖЕ НАДА ВАС В ЖЕРТВУ ПРИНОСИТЬ — И УБИРАТЬ БУЙНЫХ С АРЕНЫ ЦЫРКА…

    § 8. Война: иллюзии — вызванные разгулом насилия вовне
    Индивидуальность всякого общества, основанная на праздничной расплавке, определяется прежде всего в плане реальных дел — сельскохозяйственного производства, — благодаря которым жертвоприношение включается в мир вещей. Но при этом единство группы обладает возможностью направить разрушительную ярость насилия вовне.
    Вненаправленное насилие принципиально отличается от жертвоприношения и празднества, где свирепствующая ярость насилия обращена внутрь общества. Одна лишь религия обеспечивает истребление собственной субстанции тех, кого она воодушевляет. Воинское действие уничтожает чужих людей или же чужие богатства. Правда, оно может осуществляться и индивидуально, внутри группы, но сложившаяся группа может осуществлять его вовне, и вот тогда-то оно начинает демонстрировать свои последствия.
    В смертельных боях, резне и грабежах оно сохраняет смысл близкий к праздничному, поскольку здесь противник не рассматривается как вещь. Но война не исчерпывается этими своими взрывчатыми силами, да и внутри этих пределов она, в отличие от жертвоприношения, не является медленным деянием, осуществляемым ради возврата к утраченной сокровенности. Это беспорядочный порыв, чья направленность вовне скрадывает от воина достигаемую им имманентность. И хотя военные действия на свой лад способствуют растворению индивида, заставляя его негативно рисковать ценностью своей жизни, с течением времени она, напротив, неизбежно усиливает его, отдавая уцелевшему индивиду весь выигрыш.
    Благодаря войне индивид из состояния индивида-вещи вырастает до славной индивидуальности воина. Индивид славы, отрицая на первом этапе индивидуальность, тем самым связывает категорию индивида (в основе своей выражающую порядок вещей) с божественным порядком. Отрицание длительности он противоречиво пытается сделать длительным. Таким образом, его сила — в какой-то мере сила лжи. Война представляет собой смелый прорыв вперед, но и самый грубый из всех: чтобы быть равнодушным к тому, что воин переоценивает, и бахвалиться тем, что считал себя ни за что, для этого нужно столько же наивности (или глупости), сколько и силы.

    §9. Сведение воинского разгула к порабощению человека-товара
    Такая лживая поверхностность имеет тяжкие последствия. Война не ограничивается одними лишь формами безрасчетного опустошения. Пусть в глубине души воин и сохраняет сознание своего особого призвания, исключающего корыстную целенаправленность труда, но он обращает в рабство себе подобных. Тем самым он подчиняет насилие наиполнейшей редукции человеческого начала, сводимого до уровня вещей. Конечно, воин не сам выступает инициатором этой редукции. Для операции, делающей раба вещью, требовалось предварительно создать институт труда как такового. Однако свободный труженик бывал вещью добровольно и временно. Один лишь раб, при военном порядке превращаемый в товар, в полной мере выражает собой последствия редукции. (Следует даже подчеркнуть, что без рабства мир вещей и не обрел бы всей своей полноты.) Таким образом, грубая несознательность воина главным образом способствует преобладанию реального порядка. Сакральное обаяние, которым он окружает себя, — это лишь призрак мира, в глубине задавленного грузом пользы. Благородство воина подобно улыбке блудницы, истинная суть которой — корысть.

    § 10. Человеческое жертвоприношение
    Жертвоприношениями рабов иллюстрируется принцип, согласно которому в жертву приносят то, что служит. Жертвоприношение возвращает раба, своей порабощенностью подчеркнуто выражающего униженность человеческого начала, в зловещую сокровенность разгула.
    Вообще говоря, человеческим жертвоприношением знаменуется высший момент противоборства, где реальному порядку и длительности противостоит безмерный размах насилия. Это радикальнейшее опровержение примата пользы. Одновременно это высшая степень разгула внутринаправленного насилия. Общество, где свирепствуют такого рода жертвоприношения, утверждает свой принципиальный отказ от неравенства двух видов насилия. Кто разнузданно обращает разрушительные силы вовне, тот не может скупиться и в отношении своих собственных запасов. Если он обращает врага в рабство, то ему нужно и употреблять этот новый источник богатства ради славы, на глазах у всех. Нужно уничтожать часть служащих ему вещей, ибо рядом с ним все полезное должно прежде всего отвечать истребительному императиву мифического мира. Таким образом, индивидуальное полагание группы одновременно и утверждается и отрицается, постоянно преодолеваемое тенденцией к разрушению.
    Но этот императив истребления относится к рабу постольку, поскольку тот является его собственностью и его вещью. Он не должен смешиваться с яростными порывами насилия, объект которых нечто внешнее — враг. В этом смысле жертвоприношение раба далеко не обладает чистотой. В некотором смысле оно продолжает собой военное сражение, и в нем не получает удовлетворения внутринаправ-ленное насилие, составляющее суть жертвоприношения. На высшей стадии своей интенсивности истребление богатств требует приносить в жертву не только полезное богатство народа, но и сам этот народ. По крайней мере, тех его членов, которые обозначают его собой и которые в данном случае обречены в жертву не из-за своей удаленности от сакрального мира (из-за своей неполноценности), а, напротив, благодаря исключительной близости к нему, — как, например, верховный правитель или же дети; при их умерщвлении жертвоприношение в конечном счете реализуется дважды.
    В желании истреблять вещество жизни невозможно пойти дальше. Невозможно и сделать более неосторожного шага. Столь мощный порыв к истреблению богатств отвечает чувству беспокойства, вызывая беспокойство еще большее. Это не апогей религиозного строя, а, скорее, момент, когда он уже обречен: когда старинные формы отчасти уже утратили свою силу и он может поддерживать свое существование лишь ценой эксцессов, разорительных нововведений. Многое указывает на то, что люди с трудом переносили подобные жестокие требования. Пытаясь схитрить, они заменяли царя рабом, временно наделяя его царским величием. Примат истребления богатств не сумел устоять против примата военной силы.

    Bataille Georges_Батай Жорж Проклятая часть Сакральная социология [2006,DOC,RUS]
    http://vk.com/doc167949595_391786959?hash=dc0fcab0293e49c83c&dl=ea024ac343b2fd5b43

    http://vk.com/andminin?z=photo175728240_392306577%2Fwall1386374_3861
    http://vk.com/photo-63450199_368823148?rev=1&z=photo18772260_367673634%2Fbebe80e2ab401b2ebc

    Нравится 1 человек

  5. Аноним

    Христианство — усовершенствованный культъ Осириса

    http://slavkrug.rusvideo.org/hristianstvo-usovershenstvovanyi-kult-osirisa.html

    Нравится

    • Аноним

      Когда Христианство приравнивают с антихристианством то это элементарное засерание мозгов. Хорошо действует на тех, кто не живёт своими мозгами. Простая математика. Приравняй плюс и минус будет ноль. Короче словоблудие , пустая трата времени.

      Нравится

  6. Нравится

    • Аноним

      Не увидел здесь химтрейлы.
      Скорее это след от двигателя.

      Нравится

%d такие блоггеры, как: